Страницы

Берег китовой кости: о транспорте, ценах и общих впечатлениях от Чукотки

 


Это странное слово… Чукотка. Да, теперь именно Чукотка, а не Камчатка. В моём окружении эти два названия путают буквально все, хотя этимология у них разная. Чукоткой, точнее Чукотским полуостровом назвал эту область ещё Беринг. Из всех народностей, населявших регион, а это чукчи, эскимосы (алеуты), юкагиры и несколько менее распространённых, Беринг для названия региона выбрал самых боевых — чукчей. Своё самоназвание чукчи возводят к «владеющим оленями» и «настоящим людям», что в их понимании плюс-минус одно и тоже. Футболку с надписью «Чукотка — земля настоящих людей», подаренную мне в благодарность за выступление на Дне коренных народов Чукотки, я ношу с особенной любовью. Да, этот «слоган» стал популярен при советских геологах, но его корни — в древнем образе мыслей людей, первыми заселивших этот воистину суровейший край.
Чукотка вид из самолёта

В этом посте я в целом опишу, что такое Чукотка лично для меня. Прошу никого не обижаться, не принимать на свой счёт, потому что описание субъективных ощущений от региона, это не описание людей, а золото Чукотки — не то, за которым охотятся олигархи, оно — в людях, которые просто живут там, не пытаясь высосать из земли последние соки. Они настоящие люди, как и положено, и не только чукчи, но и эскимосы, и русские, и украинцы, которых там с советских времён осталось немало. О них потом отдельно напишу в главах, посвящённых Анадырю, Певеку и Лаврентия, и даже — неожиданно — Питеру. А пока о том, что такое моя Чукотка, по порядку…

Чукотка Угольные Копи
Магазинчик в... Угольных Копях


Пейзажи

Она безумно красивая. Это раз. Безумно неразвитая — два. Безумно непредсказуемая по погоде и климату — три. Безумно-безумно-безумно-сумасшедше сложная по транспорту — четыре. Это любовь, надо сказать, не с первого взгляда, потому что первый взгляд на район Угольные Копи, куда прилетает московский рейс Ю-Тейра, в туманно-дождливую погоду оставляет удручающее впечатление. Разруха на фоне новоокрашенных панелек, скучные ровные сопки, болота вокруг дороги, грязно-серо-коричневого цвета Анадырский лиман и бесконечные рыбацкие балки на его берегах, крохотная столица региона Анадырь на другой стороне лимана, брошенные подтопленные суда у причала, помятый, дребезжащий автопарк и цены… адские цены на всё — от такси до упаковки вафель!
  
Чукотка Анадырь
Контраст: причал в Анадыре и...
Чукотка залив Лаврентия
... конец залива Лаврентия

Попав в УКопи и по иронии судьбы сразу осмотрев все районы этого страшного посёлка, я серьёзно призадумалась. Зачем я тут? О боги, на полтора месяца же. В этой скуке. На что смотреть? На болота? Недосопки?! Грязную воду и латанные чем попало балки?!! С горя — иначе не скажешь — и девятичасовой разницы после девятичасового перелёта я заснула, едва приблизив голову к подушке. Ночью (полярным днём вообще-то) в бездвижной тишине где-то громко и протяжно выла собака, так что нутро холодело. Утром я бродила между домов, стоящих на высоких сваях в вечной мерзлоте, и пыталась найти хоть что-то привлекательное. Ага, площадки для скейтбордистов и роллеров, хоккейная школа, велосипеды у каждого подъезда, кафешка с кофе навынос… Как-то кто-то здесь живёт и, не в пример ночной собаке, не воет от ужаса.
  
Чукотка Анадырь

Потом оказалось, что народу в УКопях тусуется много. Все летят из отпусков и сутками, а то и неделями, ждут вылета в некрупные населённые пункты региона, кто на крошечном самолёте, кто на видавшем виды Ан-24, кто вертолётом, а особо невезучим приходится садиться на катера. Море постоянно штормит, так что даже привычному желудку некомфортно, но что делать — добраться до Анадыря уже удача, а из Анадыря домой где-то в другом месте Чукотки — удача втройне. Погода такая. Недружелюбная.
  
Чукотка Анадырь
Краски Анадыря в стиле "Принцессы Мононоке"

Мнение о Чукотке изменилось в одно мгновение. Когда крошечный канадский DHC-6 на 13 человек поднялся над УКопями и полетел в сторону Певека. Чукотка, как и Камчатка в своё время, просто меня приняла и показала товар лицом. С высоты 3000 м, на которой летели больше трёх часов, стало понятно, что жить здесь почти нереально. Бесконечные болота всех цветов радуги, разливающиеся по ровной поверхности тундры озёра и реки, бескрайняя жёлто-зелёная тундра без единого куста выше полуметра, чуть дальше на Север из болот начинают вырастать платообразные сопки — и пейзаж повторяется и повторяется. Несмотря на безжизненность и суровость, от этой красоты глаз не оторвать. А уж когда самолёт заходит на посадку над бирюзовой Чаунской губой Восточно-Сибирского моря… Тут просто слёзы из глаз. Эмоции захлёстывают.
  
Чукотка вид из самолёта Анадырь
Столица Чукотки — Анадырь
Чукотка вид из самолёта Певек болота

Любой шаг в сторону от дороги на Чукотке — риск увязнуть в болоте. Здесь вечная мерзлота опускается на глубины до 500 м! А начинается всего в 30-40 см от поверхности. То есть стоит копнуть немного, и упираешься в мёрзлую землю. Вода ниже проникнуть не может, а осадков никто не отменял, вот и выходит, что Чукотка залита стоячей на мерзлоте болотной водой по самое не горюй. Дороги здесь не то, что в Средней полосе, они насыпные. Накатать дорогу напрямки через тундру невозможно опять же по причине болот. Попытка около 20 км пройти путём квадроциклов прямо по тундре закончилась для меня неудачей. Зато забавный агрегат «Странник» по кочкарной тундре ездит (почти) без проблем, на нём тоже довелось покататься. В общем, если бы можно было Чукотку описать единственным словом, я бы выбрала слово «болото». Нет, мало, я бы добавила ещё «ветер», но об этом в своё время.
  
Чукотка вид из самолёта Анадырь болота
Чукотка вид из самолёта Певек болота


Авиасообщение

Огромная проблема региона — транспорт. Точнее, отсутствие возможности передвигаться в свободном направлении туда и тогда, когда необходимо. Хочешь куда-то уехать? Смотри прогноз и надейся, что он врёт, потому что зачастую прогноз неутешительный, а с плохой погодой ни катера, ни самолёты не справляются. Отпуск — это вообще лотерея, можно улететь день в день, а можно, возвращаясь, месяцок просидеть в Лаврентия с тремя детьми, потому что ещё 100 км до Уэлена никак не добраться. Дорог нет, совсем то есть нет, вообще. В Беринговом проливе дует, не переставая, а вертолёт, один на весь район, сломался. Ждут запчасти из Центральной России, которые просто так не доставить — то погоды нет, то мастера по ремонту, то в аэропорту Анадыря выходной…
  
Чукотка вид из самолёта Певек Чаунская губа
Вид на мыс Певек и город Певек

В Лаврентия аэропорт хотя бы прямо в посёлке. А вот от Лорино есть 40 км гравийки до Лаврентия и единственный автобус в сутки. Но! Он тоже сломался, а запчасти… Ну вы поняли. В Певеке же общественный транспорт в городе есть и даже бесплатный, правда, ехать некуда, город пешком проходится за 20 минут. Но вот в аэропорт Певека никакого общественного транспорта нет. Или такси за 1500 руб 15 минут тряски по гравийке, или автостоп. От Певека тянется дорога длиной 640 км в самый дорогой город России — Билибино. Ходят по ней только дальнобои и отчаянные любители приключений, так как по дороге броды, болота, медведи, полное отсутствие населёнки и прочие прелести диких мест. А, да, и это насыпная гравийка. Водители поймут.
  
Чукотка Лорино тундры
Разрушающаяся старая лоринская дорога (была)
Чукотка Лорино тундры
Болота на подходе к Лорино

Добраться до аэропорта только полбеды. Из него надо улететь! Справочные работают абы как: одна барышня говорит, что рейс сегодня летит, другая говорит, что вылет через полчаса, а может, барышня одна и у неё биполярочка, но работать в нашем, центральнороссийском смысле, она точно не умеет. Как и работники аэропортов, официанты в кафе, кассиры в билетном агентстве, директор краеведческого музея, сотрудники этого самого музея. Конкуренции у них нет: народу на всей Чукотке 45 000 человек, хотя по площади она седьмая среди всех регионов РФ, но климат, зарплаты и условия жизни такие, что едут сюда только отчаянные. Конечно, всё зависит от конкретного человека, встречались и великолепные работники за прилавком магазина, но в массе впечатление от занятого населения осталось как минимум странное.
  
Чукотка Анадырь
Изыски анадырской архитектуры :)

Вернусь к аэропортам. По выходным и праздничным дням они закрыты. Даже если месяц стояла нелётная погода, народ бомжевался в залах ожидания, а на выходных распогодилось. В будни работают с 8-10 утра и не до позднего вечера. Пассажиропоток из Анадыря большой, ибо в любой другой пункт только лететь или плыть. «Чукотавиа» — монополист тут, через него и почта, и продукты, и доставки, поэтому он ставит нереальные ограничения по багажу: от 10 до 20 кг вместе с ручной кладью. И это для людей, которые могут в пути из отпуска по несколько недель торчать в чужом городе в ожидании лётной погоды! Правда, от работодателей есть какие-то льготы по провозу багажа, но к приезжим, понятное дело, это никакого отношения не имеет.
  
Чукотка Анадырь лиман
Вид на причал №8 из Анадыря

В аэропортах дежурят пограничники. Не могу сказать, везде ли, но в Анадыре, Певеке и Лаврентия их много, и они встречают рейсы с широкими улыбками на лицах. Кто ты? Откуда и что тебе тут надо? Сколько будешь, где живёшь, дай телефон, дай паспорт, а загран есть? А американская виза? А лодка в рюкзаке припрятана? Посиди тут, а потом приди в наш офис в городе, а потом мы будем трезвонить тебе каждый день и проверять, куда ты собралась, ты туда не ходи — сюда ходи. Ну да, работа у них такая…
  
Чукотка Анадырь тундры
Тундры за УКопями


Водный транспорт

Отдельная песня — транспорт водный. Столица региона, город Анадырь, находится в паре км воды от Угольных Копей. Казалось бы, вот уж куда можно добраться стопроцентно в любой момент. Доехать от аэропорта до берега Анадырского лимана, сесть на какой-нибудь бесплатный транспорт — он непременно должен быть бесплатным в таких условиях! — и вот ты в столице. Ха! Как бы не так.
  
Чукотка Анадырь лиман
Причал в Анадыре

Добраться от аэропорта до дверей дома в Анадыре стоит от 2000 руб. Пассажира берут в аэропорту, везут до причала №8, где вместе с машиной загружают на баржу, а от причала в Анадыре везут до дверей дома, до которого и пешком-то рукой (ногой?) подать. Если такой ол-инклюзив дороговат, можно на бесплатном (!) социальном автобусе добраться от аэропорта до причала №10, где пересесть на катер «Камчатка» за 200 руб, дождавшись его в обустроенном на берегу контейнере. А дальше пешком можно обойти город минут за 40. Но! Расписание у катера странное, в выходные он не ходит, на борт берёт всего 50 человек, да и ходит не всегда.

 
Чукотка Анадырь лиман
Прибытие катера "Камчатка"
Чукотка Лаврентия Пинакуль
Тундры за брошенным посёлком Пинакуль

В Анадыре ветрено. Настолько, что лиман постоянно штормит. «Камчатка» перестаёт ходить первой, следом останавливаются баржи. Зимой между берегами ездят машины. В межсезонье по тонкому льду ходит катер на воздушной подушке стоимостью около 5 тысяч с лица. Когда же льды торосятся и ветер позволяет, из аэропорта в Анадырь летает вертолёт за 2 тысячи. А ведь ветер может и не позволить... Жди, пассажир, жди… (За цены на 100% отвечать не могу, слышала их от местных, но не доверять им повода не вижу.)
  
Чукотка Анадырский лиман
Угольные Копи и Анадырь на другой стороне лимана

Ещё есть судно «Сотников», на котором я хотела доплыть до Лаврентия после возвращения в Анадырь. Но тут история оказалась ещё веселее, чем со справочной аэропортов. За неделю мне по телефону рассказали тысячу разных историй о том, когда «Сотников» пойдёт, почему не пойдёт, что пойдёт в Беринговский, но вообще-то в Лаврентия. В итоге сказали окончательное «нет», мол, в Лаврентия проблемы с собственником причала. А ведь на «Сотникове» можно было посмотреть бухту Провидения… Зеленея, голодая трое суток и еле держась на ногах, посмотреть всё-таки… Я полетела на старом дребезжащем Ан-26 с задержкой всего на три дня, а «Сотников» всё-таки пошёл в Лаврентия, зашёл в бухту Провидения без меня и высадил блюющих пассажиров в лодки рядом с причалом в Лаврентия, на который его не пустили. А мне осталось только балдеть: как здешние люди умудряются о чём-то договариваться, что-то решать, чем-то зарабатывать, если они даже толком не могут сказать, когда и куда идёт их судно? Чудеса да и только.
  
Чукотка Анадырский лиман
Анадырский лиман и вид на столицу


Разруха

Многих на Чукотке шокирует разруха. А мне нравится. Эта земля слишком дикая для жизни человека, человек здесь насильник, который попал в собственные сети и пытается выжить там, где ему бы не надо поселяться. Особенно человек советский, пришедший сюда за золотом, оловом и прочим сырьём для благ цивилизации. На Чукотке природа забирает своё очень быстро: полуостров усеян ржавым железом, которое некому и некуда тащить. Подмосковных таджиков на них не хватает, что поделаешь. Брошенные посёлки разваливаются, дома на сваях осыпаются от диких ветров, евражки подкапывают то, что ещё стоит, дороги расползаются по тундре, по ним начинают течь речки, болота забирают то, что у них было отнято.
  
Чукотка Певек Валькумей
Покинутый город Валькумей
Чукотка Анадырь тундры
Осенние тундры близ Угольных Копей и мыс с рыбацкими балками

Селений на территории Чукотки ничтожно мало, количество жителей в них постоянно уменьшается. Один за другим уходят в прошлое советские посёлки. С одной стороны. С другой, в целях укрупнения из малых селений народ переселяют в города, чтобы не тратиться на лишние коммуникации, которые тут стоят заоблачно, в города по Северному Морскому Пути пригоняют современные атомные электростанции («Ломоносов» в Певеке), пытаются восстанавливать военную инфраструктуру, строят новые дома в посёлках, Дома культуры, больницы. Чукотка до сих пор живёт благодарностью Абрамовичу, который много сделал для развития региона. Кто-то намекает на то, что ему принадлежит часть золотодобычи, но в целом никто не отрицает, что плевать на золото, если благодаря ему чукотские дети до сих пор летают раз в год на курорты Краснодарского края бесплатно.
  
Чукотка Лаврентия Пинакуль
Ржавый китобоец в Пинакуле

Интересно, что полная разруха царит преимущественно там, где живёт не много коренного населения. То есть в построенных при Советах городах и посёлках, которые жили на геологоразведке, золоте и олове. Посёлки типа Лаврентия и Провидения хоть и были построены не так давно, но строились сугубо для объединения местного населения из яранг в оленеводческие и зверобойные совхозы. Добывать тут оказалось нечего. Потому посёлки и живы до сих пор и даже развиваются, несмотря на повальное пьянство коренных жителей. Здесь люди не мечтают получить северную пенсию и «свалить» в Краснодар, они тут живут, это их дом, а хорошие хозяева дом содержат в порядке. Пусть многие пьют, но есть и те, кого реально можно назвать прекрасными хозяевами.
  
Чукотка Певек атомная станция Ломоносов
Передвижная атомная станция "Ломоносов" в Певеке

В Чукотском и Провиденском районах, единственных на всю страну, разрешён промысел серого и гренландского кита. Об этом писала в соцсетях и повторяться не буду. Фотографии разделки кита просили не выкладывать, но от себя, снова поднимая эту тему, добавлю: осуждать людей за охоту на кита нельзя. Это их хлеб, каша и мясо испокон веков за неимением другого свежего мяса. Если не согласны, поживите там веганом или потребителем трижды перемороженной говядины — мнение изменится очень быстро.
  
Чукотка Певек Валькумей


Цены

Цены — самая больная тема, пожалуй. На Чукотке дорого всё: от перелёта из Москвы до бутылки коньяка в магазине. Летает в Анадырь только Ю-Тэйр, и перелёт обошёлся мне в 53 000 руб. По региону монополист авиаперевозок — «Чукотавиа». За перелёт из Анадыря в Певек и обратно в самолётике без туалета и с 10 кг разрешённого багажа с меня содрали 37 000 руб, и ещё 7 000 руб пришлось доплатить за перевес. Билет Анадырь-Лаврентия-Анадырь обошёлся в 30 000 руб. В общем, «золотая Чукотка» — для меня не просто слова.

Чукотка Певек
Цены в день прибытия первого корабля (типа снижены)

Катер до мыса Дежнёва стоил 25 000 руб, это почти целый день и 90 км в одну сторону. Трат на такси почти удалось избежать, если не считать 2000 руб за двоих от УКопей до Гудыма (бывшего военного городка Анадырь-1). Кстати, на Чукотке принято платить в такси за человека, а не за машину. Размещение в гостиницах и у частников в УКопях обошлось бы в 2000-3000 руб с человека. Причём платишь не за номер, а за койко-место, а к тебе могут ещё толпу подселить. Размещение в Лаврентия было вовсе почти невозможно, потому что единственная гостиница на четыре номера заселена и стоит 2700 руб. В Певеке предлагали общагу за 2000 руб. К счастью, трат на жильё мне удалось избежать почти полностью. За полтора месяца я жила у частника в УКопях три ночи, а всё остальное время и во всех остальных местах, благодаря прекрасным гостеприимным людям, — в уютных комнатах на меня одну совершенно бесплатно. В Лаврентия семья Кулановых ещё и кормила меня периодически и даже лечить пыталась, когда я заболела, как выяснилось позже, короной. В общем, с людьми в таких поездках мне всегда везёт. Тьфу-тьфу-тьфу.
  
Чукотка Лаврентия Наукан Мыс Дежнёва
Маяк-памятник Дежнёву на краю земли
Чукотка Лаврентия Наукан Мыс Дежнёва
Водопад близ мыса Дежнёва

Цены на продукты из посещённых мною мест были самыми высокими в Певеке. Там ещё и просрочку продавали: консервы, печенье, конфеты с прошедшим два года назад сроком годности. Огурцы за 1100 руб/кг я обходила стороной за много метров, брала только то, что жизненно необходимо. Моя потребительская корзина обходилась в среднем около 1000 руб за банку консервированных овощей, буханку хлеба, 100 г творога и 150 г сыра. В Лаврентия всё то же самое было чуть дешевле, плюсом добавилась просроченная замороженная «Докторская» колбаса. Кстати, вполне съедобная. И бутылочка 0,75 какого-то незнакомого коньяка за 950 руб. В целом спасало то, что кучу сублиматов, вяленки и круп я взяла с собой из дома.
   
Чукотка Лаврентия Наукан Мыс Дежнёва
Моржи на мысе Пээк


Вывод

Я покорена Чукоткой и влюблена в неё по уши. Тот самый случай, про который говорят: можно или любить, или ненавидеть. Я наблюдала трижды, как уносят ноги с Чукотки туристы, пробыв на ней едва ли неделю, улетают почтовыми рейсами, меняют билеты в Москву и забывают, как страшный сон. Мне же уезжать было невыносимо тяжело. Частник Александр, у которого я жила в Укопях, спросил: «Что ты здесь забыла? Нормальные люди летят на юг, а ты, сумасшедшая женщина, потратила кучу денег, чтобы прилететь в эту пустыню. У нас же нечего смотреть, некуда ехать, дорог нет — ничего нет». «За этим и прилетела», отвечаю. Александр неожиданно улыбается: «Понимаю». Я не сделала ничего из того, что хотела: то транспорт не шёл, то корона, то затяжная непогода, то туманы, то белая медведица с малыми пошла в перевал за день до меня. А это что значит? Что я вернусь.
  
Чукотка Лаврентия Пинакуль
Останки деревянного китобойного вельбота в Пинакуле