Страницы

Восхождение на вулкан Горелый: тысячи восхищённых туристов и один не вернувшийся

Камчатка вулкан Вилючинский Горелый


Путешествие на вулканы Мутновский, Горелый и на Дачные горячие источники — классика камчатского туризма. От города меньше 100 км, дороги для Камчатки не самые убитые (грунтовка с адовыми ямами и колеями, частично заснеженная даже летом), народу уйма, посмотреть для ознакомления с регионом есть что: два действующих вулкана, кислотные озёра, серные фумаролы, красивейший водопад, безумство красок горных пород, ну и кипящие грязевые ванны до кучи. Я уж не говорю про виды на каждом шагу и специфически камчатский пейзаж с заросшими кедрачом сопками, исполосованными нетающим снегом. Здесь были почти все, кто вообще бывал на Камчатке. И я была, но вот беда — никак не удавалось подняться в кратер Мутновки! Сколько раз тусовалась в окрестностях вулканов, на Горелый лазила, на Верхнепаратунских источниках купалась, до ГеоТЭС добиралась, а вот Мутновка оставалась на карте Южно-Камчатского парка белым пятном. То не успевала до отлёта туда, то дорогу завалило неожиданным снегопадом, то прохватила ураган у самого подножия. Попасть туда стало делом принципа. Настолько, что Танька посмеялась, что уж и не знает, удастся ли туда добраться её тургруппе, если я пойду с ними. Снежная часть дороги сильно растаяла за последние несколько знойных дней, образовались линзы, в которые проваливались машины, водитель туристической вахтовки нервничал. Но это всё потом, а первый день обещал быть лайтовым — простенькое, хоть и нудное, восхождение на вулкан Горелый с кратерным озером, никаких эксцессов и нервов. Но всё пошло не так...

Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Туристка со сломанной рукой на восхождении


Встали в 5 утра, чтобы в 5.30 начать грузить вахтовку. Ну как встали... Танька не ложилась, всю ночь доделывала какие-то списки, допуски, пропуска, я накануне сгоняла в МорСвязь за арендным спутниковым телефоном на маршрут, но легла тоже только часа в два. Вахтовка на базе КАМАЗа подъехала к подъезду (вот радость соседям с утра пораньше!), грузили около получаса: огромные палатки-столовые, стулья на 23 человека, столы, переносной туалет, палатки-двушки, пенки, арендную снарягу, котлы, кастрюли, плиты, газ, баки с водой, даже дрова. Помогали трое парней-инструкторов, которых Танька наняла на этот тур. После погрузки — путь через полгорода в частный сектор за поваром. Та изъявила желание сидеть в кабине с водителем, а повар — самый важный человек на таких маршрутах, хочет — делает. На меня она посмотрела сразу косо: что это, мол, тут за довесок неучтённый? Кормить не буду, не рассчитано! Я успокоила, что буду приходить только за кипятком, еда имеется. К 7 утра вахтовка приехала к хостелу, из которого, пошатываясь, на утренний холодок выходили сонные злые туристы, кидали рюкзаки к колесу и шли занимать места. Мне оставалось ждать, когда все рассядутся, чтобы найти то единственное свободное местечко, на котором можно примостить свою нелегальную попу.


Как водится, всё сложилось прекрасно. Группа после окончательного пробуждения оказалась весёлой, место удобным, еда вкусной. Разбили лагерь на ручье Спокойном, подальше от туристических троп и особенно буйных вблизи них медведей. Над нами — поднадоевший уже Вилючинский, вокруг цветут рододендроны, но всего этого пока не видать из-за тумана. Ставим палатки, бросаем основную часть вещей, в лагере оставляем повара, её развесёлую помощницу и самого младшего из инструкторов, которого главные люди пожелали для защиты от возможного мишкиного посещения, а сами выезжаем налегке на Горелый. День начинает расходиться, будет жарко.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Вулканические пяти- и шестигранники в стенах кратера


До Горелого снега на дороге нет вообще — и это во второй половине июля! Июнь на полуострове выдался жаркий, как никогда: потаяло всё, что не успевает обычно растаять за лето. Народу под вулканом пока немного, ничего не поменялось, не построилось, зато завёлся инспектор парка, так как с этого сезона проезд на вулкан только по пропуску. Из кабины водителя вахтовки появляется чудное восьмилетнее создание в розовом с куколкой в руках. Ты где ехала? спрашиваю. Спала на полке в кабине. И часто ты так путешествуешь? Почти всегда с папой езжу, потому что не с кем дома оставаться. Не надоело в дороге? Не-е-е-е, мне нравится! По этим адским колдобинам? Ага. Улыбается, потом обнимает меня неожиданно, прижимается и говорит: ты будешь моей любимицей, ладно? Хорошо, отвечаю. Ну милота же!


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Наш лагерь на Спокойном


По начинающейся жаре ступаем на снег — он всегда на склонах Горелого то тут, то там имеется. Высота вулкана 1829 м, подъём начинается почти с 1000 м и занимает около 3 часов, весьма нудных и довольно пологих. Тропа проложена многими тысячами туристических ботинок в сезон, на ней всегда кто-то есть — ни потеряться нельзя, ни провалиться куда-нибудь незамеченным. Меня в самом начале подъёма гложут сомнения: стоит ли идти? Нога пока ещё сильно отекает и немеет при длительной ходьбе, а Мутновка, ради которой я сюда припёрлась, будет только завтра. Если нога сильно опухнет, то к завтрему её разнесёт так, что не смогу ходить, и снова плакала моя задача попасть в кратер Мутновского вулкана. На Горелом я была, снова туда совсем не тянет, но и внизу сидеть не охота... Ладно, пойду, фиг с ним.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Люди поднимаются с ледянками, чтобы спуститься по снегу


И тут случилось непредвиденное, которое в итоге не дало мне подняться до кратера. Почти сразу в начале тропы нам встретилась перепуганная девушка, которая нервно и не очень внятно объясняла, что-де она шла в группе, женщине из группы стало плохо, она села на камень и начала задыхаться, что ей самой стало плохо и она решила не подниматься до кратера, что женщина там умирает и никто ничего не может сделать, что нужен спутниковый телефон, чтобы вызвать хоть кого-нибудь, что она сама туда не вернётся ни за что. Танька отправила наверх с рацией одного из инструкторов, матёрого горника с опытом спасработ в высокогорье, тот рванул наверх, как застоявшийся конь, а группа продолжила медленное восхождение. Танька шла впереди более быстрой группы, оставшийся инструктор-помощник вёл медленную часть, а мне пришлось встать в хвост замыкающей.


Очень быстро группа распалась, и я осталась в конце с тремя самыми медленными участниками, рацией и пониманием, что наверх мы с такой скоростью не попадём. Почти сразу две участницы отвалились, потому что у одной сердце заходилось, а вторая решила её поддержать. Отправила их к машине, благо, отсюда базовая площадка хорошо просматривалась. Единственная туристка, с которой продолжили путь вверх, недавно отпраздновала своё 78-летие, муж у неё походами не интересовался, как и оставшиеся подруги, а её всё куда-то тянуло погулять из тёплого Крыма. Её выносливости и целеустремлённости можно было только подивиться: нехрупкого телосложения, с больными ногами, с тяжеленной зеркалкой на шее и рюкзаком, который оказался в три раза тяжелее моего, она медленно, с передышками, но упорно шла вверх.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Жара. Привал.


Где-то на полпути мы догнали отдыхавшую основную часть группы. Танька озабоченно разговаривала по спутнику с МЧС, который отказывался вылетать, пока нет информации о том, жива ли женщина. В этот момент Коля по рации сообщил, что женщина умерла. Но едва Танька успела сказать это МЧСовцам, как в рации раздалось протяжное: "Пуууульс есть, вы чё спятили?! Таня, мы начинаем её спускать! Пульс есть!" По телефону сказали, что снаряжают вертолёт, пострадавшую нужно спустить на базовую площадку, потому что на склоне вертолёту не сесть. Танька подтвердила, что спустят. Второй инструктор бегом побежал наверх, чтобы помогать на спуске. На группу из 21 человека мы остались с Танькой вдвоём.


На тропе начался ажиотаж. О том, что наверху кто-то то ли умер, то ли умирает, знал каждый спускающийся. На мою крымчанку, тоже Татьяну (хм, а на Камчатке есть вообще другие имена?), продолжавшую свой медленный путь наверх, реагировали по-разному. Кто-то подбадривал, говорил, что на неё глядя, становится стыдно, что не дошёл наверх, кто-то язвительно заметил, что наверху одна такая уже откинулась, мол, вы туда же стремитесь? Захотелось спустить доброхота зубами вниз по тропе. Татьяна не раскисала и ни на кого реагировала, только периодически сожалела, что меня задерживает.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Озеро у подножия Горелого


Компанию, спускающую женщину, мы встретили совсем скоро. Толпа народу почти бежала, на ходу менялись носильщики, таща крупную блондинку со сложенными на груди руками и посиневшими губами на растянутых рюкзаках. Коля командовал сменами. Поравнявшись со мной, он грустно улыбнулся и покачал головой. Я спросила, есть ли хоть маленький шанс, он сказал, что вряд ли, пульса нет уже несколько сот метров. Сказал и рванул дальше сменять носильщика. Все понимали, что это конец, но до последнего сражались за чужую жизнь, срывая спины и гробя колени на быстром спуске. Мы с Татьяной продолжили подниматься.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Стены кратера, окрашенные серными выходами


Наверху уже был виден край кратера со скопившимися на нём туристами. До него по прямой оставалось не больше полукилометра, но на пути оказался снежник с довольно крутым подъёмом. Я научила Татьяну, как подниматься в такой ситуации, забрала у неё рюкзак и фотоаппарат, пошла впереди, но скоро поняла, что рисковать её жизнью ради того, чтобы подняться, не могу: она еле двигалась, неуверенно ставя ноги, грозившие поскользнуться на каждом шагу, а внизу чернели камни. Я взглянула на совсем близкий край кратера, поколебалась немного и плюнула — возвращаемся. Татьяна безропотно согласилась, потому что пройденные по снежнику несколько метров вдрызг вымотали её, спуститься эти метры оказалось ещё сложнее, чем подняться. Жара стояла невыносимая. Каждый шаг — мука. Вымазанное антипригарным кремом лицо уже болело, руки раскраснелись, а на снегу ощущение обжигающего жара усиливалось. Мы тронулись вниз, ободряя себя тем, что успеем зато на озеро внизу сходить. Но скорость спуска и этого не позволила.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Знаменитое кислотное озеро


Почти спустившись, услышали вертолёт Службы Спасения. Почему-то опять упорно верилось, что женщина выживет. Вертолёт сел рядом с группой людей внизу, взлетел, пролетел несколько сот метров и снова приземлился. Полчаса каких-то странных действий, и мы увидели, как что-то крупное выгружают из вертолёта, после чего он улетает в сторону города. Подойдя к месту последней посадки, поняли, что выгрузили из вертолёта тело. Служба спасения спасает живых, а трупы не перевозит, простите — протокол. Нашим туристам решили не говорить, чтобы не портить первый день путешествия. Последующие недели об инциденте говорили буквально все во всех городских чатиках: обсуждали, что МЧС заявило, будто это они спускали тело с кратера, хотя ни одного МЧСовца за десятки километров отсюда не было, перемывали косточки всем тем, кто был рядом с женщиной, но не смог помочь, осуждали тех, кто спускал её вниз, кто ничего не делал, кто вообще ничего не видел и не знал. В общем, обычные такие тёрки среди тех, кто сидит дома на диване и о новостях узнаёт из чатиков. В конце концов, сошлись на том, что при инфаркте, а это был он, всё равно никто ничего не смог бы сделать. Нереальная жара, высота, которая на Камчатке вообще остро чувствуется, длительная серьёзная нагрузка сделали своё дело — не стало человека. R.I.P.


Вчера общалась с Танькой — она ненадолго заскочила в Москву по пути на зимовку. Подивились, что туристов в этом году было относительно немного, а в спасработах с вертолётной эвакуацией ей пришлось участвовать трижды: на Горелом, на Ключевской и на Хангаре. Редкий урожай на несчастные случаи даже для человека, который всё лето и осень водит туры по Камчатке.


Камчатка вулкан Вилючинский Горелый
Виды на подъёме


Ну а наши туристы радостно ехали обратно в лагерь, предвкушая сытный ужин, угощали друг друга уже в лагере коньяком, лечили солнечные ожоги, коих много было в этот день, обменивались мазями для коленей, ходили встречать закат среди рододендронов на фоне открывшегося Вилючинского, мёрзли, осуждали вставших по соседству местных с громкой музыкой (да-да, это они от медведей всегда врубают погромче), ужасались следам косолапого около речки и расходились по палаткам, чтобы выспаться перед ранним подъёмом. Завтра ехать по очень неверной дороге до Мутновки. Испытание кармы продолжается.

О том, как в прошлый раз поднималась на Горелый, написала вот тут со множеством красивых фото с тропы и края кратера, а то в этот раз с визуальной частью не вышло.

Продолжение следует...