Страницы

Карантинная Камчатка-2020, Карымшинские источники и Тополовый хребет

Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский


Только ленивый не высказался по поводу странностей 2020 года. В январе боялись ядерной войны, потом коронавируса, пожаров по всему миру, погодных аномалий, закрытых границ, протестов в США и Беларуси, психически больных недоумков, прикрывающихся религиями. Весь этот год — про психические отклонения у разных категорий граждан. Но есть вещи, которые совсем про другое. Камчатка, например. Там медведи ещё не в курсе, что за свои права надо низвергать статуи и бить витрины, обсессивно-компульсивные расстройства называть убеждениями и в припадке калечить и убивать других медведей, не снимая маски и перчаток с шерстяной морды. Они всё так же держат с человеком безопасную дистанцию, занимаются своими делами и изолируются от сородичей. Поэтому иногда с ними комфортнее, чем с братьями по разуму. В общем, собрала рюкзак и отправилась в без малого двухмесячный отпуск на любимую Камчатку.


(В этом посте все фотографии — с телефона. Увы.)

Камчатка Карымшина Тополовый
Вид на запад с Тополового хребта

В этом посте, коли уж начала на злобу дня, расскажу о ситуации с коронавирусом на Камчатке этим летом. Я прилетела на полуостров в разгар пандемии в июле, когда действовала пропускная система и в аэропорту всех прилетающих делили на группы: тех, кто с местной пропиской, и тех, кто прописан на материке. Крепостническая система в действии, так сказать. Как ни изобретательны были товарищи, сделать мне пропуск так и не удалось, но я намеревалась идти напролом, так что у работников аэропорта не было шансов. С трапа самолёта объявила, что после экспресс-теста в аэропорту они обязаны меня пропустить, и я требую отправки на тест. Моему примеру последовали две несчастные барышни, которых некоторое время уже прессовали и чуть ли не заставляли следующим рейсом лететь домой. Сложилось ощущение, что у работников аэропорта была задача запугать, что они успешно практиковали на усталых и запутавшихся от неожиданности туристах, имея в запасе козырь — мобильную лабораторию, на которую турист должен «добровольно» согласиться, потеряв иную надежду остаться на полуострове после тяжёлых 9 часов полёта. 1600 рублей денег, девочка с мощными нарощенными ногтями в перчатках, укутанная в защитный комбинезон с запотевшими очками, укол в пальчик и трёхминутное ожидание, проявятся ли лишние полоски на имитации теста на беременность. В принципе, можно было смять и спрятать бумажку-направление на тест в карман и спокойно пройти за багажом — никого после выхода из терминала не проверяли. Но я ещё в Москве нацелилась на тест и сделать его было просто интересно.


Камчатка Петропавловск Камчатский Мишенная
На Мишенной сопке


Позже, когда туристы полетели косяками с пропусками и без оных, многие пробегали мимо лаборатории, игнорируя направление, кого-то вообще пропускали без разделения на группы, кого-то держали по часу, кому-то выписывали штрафы за пребывание на Камчатке без пропуска во время пропускного режима. Но в изоляцию из знакомых мне групп так никого и не отправили. Бардак — он бардак и есть, и мне он был на руку.


Камчатка Петропавловск Камчатский Мишенная
Снова Мишенка и жилые кварталы центра


Из аэропорта меня забрал Вова, один из «любителей авантюр», и под серым камчатским дождливым небом повёз на Кроноцкую улицу, где Танька с Димой снимали этим летом квартиру. После адской московской жары петропавловские 11 С были как бальзам на душу. Правда, через несколько дней они превратились в 32 С, но об этом позже. Ребята встретили уже запаренные подготовкой первых походов, поэтому я ушла погулять на КП и к пляжу, вытерла глаза, которые упорно слезились от счастья снова всё это видеть, обонять, ощущать, и завалилась в спальник среди коробок с раскладкой и арендных палаток. В планах было, не напрягая ребят, погостить пару дней, пока не будет оказии до Усть-Камчатска, и спокойно уехать на Север. Но человек предполагает, а располагает, как известно, всегда кто-то другой.

Джет-лагов не было. Как всегда. Проспалась в первый день, а на следующий в 6 утра уже ощущала полную перестройку на новое время. Обещанная Денисом машина на Устя не пошла по никому не известным причинам, поэтому я приняла решение не ждать у моря погоды, а провести выходные с пользой. Из-за пандемии почти полностью прекратилось автобусное сообщение между населёнными пунктами Камчатки, так что выбраться из города в каком бы то ни было направлении можно было только автостопом или со знакомыми. Второе отвалилось, для первого ещё не пришло время, а в местной вотсап-группе, куда заранее вписалась ещё в Москве, заметила интересное предложение: выходные на Карымшинских горячих источниках с прогулкой по вершинам Карымшинского хребта. 1000 руб на бензин водителю — и вы в деле. Отлично. Иду.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Когда фокус на действительно важном :)


В общем, едва проспавшись после перелёта, я переупаковала рюкзак, зашла в супермаркет за ништяками к общему столу и отправилась пешком на "6 км", откуда меня должна была забрать на машине Настя, одна из участниц выхода. Как водится, из группы я никого знать-не знала. С Настей доехали до Термального, где пересели на следующий транспорт — уже не помню какой джип с высокой посадкой, за рулём которого сидел Андрей — тот самый товарищ, что хотел прогуляться на хребты и искал компанию в вотсапе. В машине нас с вещами, кемпинговой палаткой, столом, флягами, морем посуды, еды и прочей турдребеденью уместилось пятеро. Ещё за двумя дамами Андрей съездил в Термальный ближе к вечеру. Итого семеро: пять красоток и двое мужчин. Большинство знакомы между собой: либо уже отдыхали вместе, либо рядом живут (мужчины у нас были оба военные из Вилючинска). Все местные, весельчаки и балагуры, любители свежей рыбы, шашлыков и домашних овощей. Ну это я так, на Камчатке всё указанное весьма дорого, поэтому запомнилось. По дороге говорили про корону, в которую на полуострове мало кто верил, про то, что у Лианы на работе кто-то заболел, про то, как проходило вилючинское конституционное голосование на пнях, про дорогу на Карымшинские, которая за жаркий июнь высохла и стала проходимой даже для плохо подготовленных машин, про три автомобильных брода, в которых вода сильно упала (хотя когда на середине одной из речек вода поднялась по стекло монстромобиля, мне стало не по себе).


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Травянистые склоны на подъёме на Тополовый хребет


Доехали быстро. От Термального минут за 30. На источниках стояла одна машина, обвешанная гирляндами, гигантская палатка-дом, генератор, надувной бассейн, в который подкачивалась вода из общей термальной лужи и лежало несколько толстых белых тел. Ребята дружно выдохнули, что нам повезло, — успели. Я не поняла, о чём это они. Близился вечер пятницы…


Камчатка Карымшинские термальные источники
Карымшинские дикие источники


Поставили палатку, развели костерок, я свой MSR-гробик поставила сбоку недалеко. Если медведь придёт на источники, я вроде в одиночке, но продукты выложила, запахов нет, а костёр с баками еды поодаль — относительно безопасно. Ребята надо мной посмеялись: ага, придёт медведь, конечно, да он за километр это место обходит! Вскоре я пойму, почему, а пока можно наслаждаться первыми деньками на Камчатке, сразу на природе, сразу на горячих водах, сразу с незнакомыми приятными людьми в мини-походе. Где-то в стороне Вилючинского вулкана должна была быть комета Neowise, ждать её нужно ближе к рассвету. Фотографиями красотки полнился интернет, но хотелось увидеть своими глазами. Только вот облачность хоть и начала рассеиваться, но астронаблюдениям всё-таки мешала, а тут ещё объявленный подъём в 7 утра… В общем, комету я так и не увидела, даже на следующий день, когда небо было потрясающе чистым, а купались мы до 5 утра.


Камчатка Карымшинские термальные источники
Так камчатцы отдыхают на диких источниках


Накупавшись в горяченных термальных водах (купаться можно было только в луже, т.к. в "бассейне" был кипяток), наевшись до отвала, чем бог в лице Лианы и Насти послал, разошлись по спальным местам. Я впервые влезла в свой новый спальник Sivera Иночь -13 в походных условиях и сразу поняла, что промахнулась с выбором. Вспоминать об этом буду на каждой ночёвке вплоть до конца августа, даже отзыв на этот гадский спальник на Яндекс.Маркете напишу, но не спала я всё-таки совсем не из-за спальника. Как стемнело, уже после полуночи, на площадке перед источником началась движуха. Огромные джипы с люстрами и громкой музыкой валили, как из рога изобилия. Сквозь тент палатки и натянутый на глаза спальник меня слепил свет люстр, которые метались из стороны в сторону, наворачивая круги по площадке. Какофония звуков из открытых окон и распахнутых багажников, пьяные вопли, фальшивые подпевки, гогот, визги, музыка самого низкого пошиба, не заслуживающая этого гордого имени. Беруши как мёртвому припарка. Шапка на глаза и уши, утяжка спальника, чтобы его громкое шуршание спрятало хоть часть этих адских звуков, — ничего не помогло. Живо представила себе медведей, с ужасом ожидающих вечера пятницы и собирающихся в панике покидать насиженные за неделю места. Эта вакханалия самого чёрта заставила бы спрятаться.


Камчатка Карымшинские термальные источники
Вода — почти кипяток, даже брызги обжигают


Ну конечно, утро было не самым добрым. В 7 утра часть бухающих и шумящих сограждан ещё буянила, тела остальных были разбросаны на площадке источника в творческом беспорядке. Они устали и засыпали там, где настигли объятия Морфея. Даже не помню, что мы ели на завтрак, но собрались быстро, недовольно от недосыпа, покидали по рюкзакам бутербродов, варёных яиц и термосов и тут же выдвинулись. Странно было встать под рюкзак, пусть и радиальный пока, после мутной зимы и целой весны самоизоляции в квартире, после операции и тяжёлого периода восстановления. Наш путь шёл берегом реки Карымшина, относительно горизонтально, но через такие заросли борщевика («пУчка» по-местному), ольхача, шеломайника и просто через бурелом, что шли мы чрезвычайно медленно. В нескольких местах пробовали перейти реку вброд, но течение реки мощное, русло довольно широкое, а в группе были начинающие пешеходы. Попытка перевести одну из девушек (вылетело из головы имя) через реку едва не закончилась трагически: она встала в ступор посреди реки и отказывалась двигаться в ужасе, пока её не вынесли на другую сторону почти на руках. Решено было продолжать движение по левому берегу до более удачного места, которого, к слову, так и не нашлось. В итоге переправляли несчастную обратно выше по течению силами обоих мужчин.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
"Спасение" на броде


Утро плавно переходило в день, и жара нарастала пугающими темпами. После вчерашней почти осенней прохладной сырости на безоблачном небе пекло солнце, даже густые лесные заросли не спасали. После третьей попытки бродить бурную реку бросили эту бесполезную затею и решили вместо Карымшинского влезть на Тополовый хребет. Он был прямо над нами, именно НАД нами, по вертикали, поэтому слово влезть здесь самое уместное. На первых же десятках метров подъёма обернулись назад к непокорённой реке, и чуть ниже того места, где переправляли обратно перепуганную участницу, увидели два только что замытых квадроцикла, кучку суетящегося народа и автомобиль, безуспешно пытавшийся их вытащить. Сегодня река никого пускать на ту сторону не собиралась.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Бурная речка Карымшина и редкий безлесый участок пути


Лезли зарослями кедрача, в котором я разодрала новые штаны, сухими распадками ручьёв, скользкими травянистыми склонами. Шла замыкающей. В одном очень узком месте та самая девчонка, которая недавно едва не тонула в реке, нечаянно столкнула прямо на меня огромный подвижный камень. Уклон склона и узость места не дали пространства для манёвра, поэтому успела только немного убрать ногу в сторону, так что камень не впилился с разгону в кость, которую бы точно сломал, а прошёл по касательной, пропоров в голени кровавую рытвину и заставив взвыть от боли. Отлично, решила я, аптечку я опрометчиво оставила в палатке, зной, кровища, пронизывающая боль — прекрасное начало камчатского трипа, вполне в духе всего 2020-го. Как сказать об этом группе, которая только-только начала активно двигаться? Попыталась скрыть, но не смогла, ибо идти было почти невыносимо. Как минимум, нужна пауза на переживание болевого шока. Криво улыбаясь, попросила остановки. Посмотрела на ногу и обалдела — такой шишки на своём теле я ещё не видела. У Андрея обнаружился запас спиртового бальзама, которым он собирался угостить народ на вершине. Штош… бальзаму нашлось лучшее применение. Обработала, заклеила пластырем, натянула штанину на шишку размером с голову цыплёнка и решила, что в лагерь не вернусь — не таким должно быть начало классного путешествия. В бой!


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Первые минуты после травмы: уже раздулась икроножная и вспухло место удара


До вершины ползли ещё несколько часов, и оказались наверху уже к закату, в 8 вечера. Разодранные штаны, исхлёстанная ветками физиономия, разбитая нога, измазанные в кедровой смоле открытые части тела — это ли не счастье походника? За 100 метров до вершины вдруг поняла, что не хочу наверх. Вот не хочу и всё тут. А потом стало скучно, когда все поднялись и чему-то там смеялись. Пришлось дойти. Лиана переоделась для фотосессии на вершине в розовое платье, которое тащила в рюкзаке всю дорогу. Эти камчатские женщины, они такие: всегда тащат с собой наряды, чтобы быть на высоте в прямом и переносном смыслах одновременно.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Сверху видно Вилючинский, Мутновку и Горелый, напротив — хребет, на который хотели подняться изначально


Солнце садилось. Мы добирались сюда чуть меньше 10 часов, проделав путь всего-то в 4-5 км почти вертикально вверх. А ещё идти обратно… После дневной жары стало прохладно. Вокруг красота, даже Петропавловск-Камчатский видно в дымке на севере. Классические вулканы, ради которых сюда едет 90% туристов, лежат, как на ладони: Вилючинский, Мутновский, Горелый, Авачинский, видны даже сопка Опала, Авачинская губа и тонкая полоска Тихого океана. Ну и погода выдалась! Для этой части полуострова просто сказка какая-то!


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
С хребта видно Авачинскую губу, домашние вулканы, город и Тихий океан

Не тратя времени даром, двинулись вниз. Идти в темноте вниз по склону не очень хотелось. Высоту сбрасывали быстро, настолько, что даже чуть не улетели на снежнике в распадке. Памятуя кавказский заезд по снежнику, ушла на каменистую часть: лучше медленнее, да целее. Наконец-то появилась вода в тонком ручейке, а то топить снег во рту уже надоело. Вилючинский окрасился алым закатным цветом. Снова захотелось расплакаться от счастья и стоять-смотреть-чувствовать, но некогда — надо успеть добежать до лесной зоны до наступления темноты.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Подъём довольно крутой, внизу — река Карымшина


Вот он, лес! Стемнело. Внезапно выяснилось, что фонарь есть только у меня. И что Настя панически боится медведей. Сочетание — огонь, если учесть, что ломить нам предстояло через ольшаник с высокой травой вдоль ручья. Места классически медвежьи, да и время тоже. Под аккомпанемент из причитаний о том, что сейчас нас точно сожрёт косолапый, с одной стороны, «мы на это не подписывались» и «да мы заблудились!», с другой, под периодическое возмущение происходящим со стороны Андрея, мы двигались по свеженькому медвежьему следу, заговорщически переглядываясь с Ваней, мол, никто же не заметил? Никто не замечал, благо мы шли первые с единственным фонарём, а остальные были заняты руганью, которая, к нашему счастью, пугала идущего где-то впереди мишку. Других средств отпугивания михаила у нас, конечно, не было, но и этого хватало с лихвой.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Дорога вверх: последние метры подъёма — самые трудные


Когда внизу показались огни машин отдыхающих на источниках, ругань перешла в добродушный смех и подтрунивание. Последний спуск был весёлым: снова крутой уклон вниз, ветки ольхи как единственное средство удержаться на склоне, скольжение по травянистым буграм на жопе — теперь-то уже близко, не страшно — и вездесущий борщевик, от которого назавтра на руках и шее появятся крупные ожоги. В лагере народу, как на Воробьёвых горах в летний вечер, шумно, весело. К нашему столу и костерку тут же пристраиваются люди. Полночи купаемся в кипятке Карымшинских термальных источников, до пяти утра точим лясы, едим, снова купаемся, болтаем, едим, бодримся в ледяной реке и — по кругу. Небо волшебное: Млечный Путь светится, как на хороших астрофотографиях, звёзд столько, что за ними не видать тёмного неба. Сегодня наш лагерь самый шумный и весёлый, остальные после вчерашнего перепоя ложатся спать пораньше, а мы молодцы, спортсмены, комсомольцы и просто красавцы!


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Закат и первая вода на спуске


Следующий день, воскресенье, выдался нереально жарким. Небо подёрнуто дымкой, но солнце печёт нещадно. Разницы между горячей термальной водой и воздухом почти не чувствуешь, только ныряние в ледяную речку Карымшина даёт шанс вздохнуть с облегчением. Такое со мной на Камчатке впервые. Обгорают руки, плечи и даже кожа головы под волосами, голова начинает болеть к середине дня от перегрева, прячусь в кустах, где тут же атакуют комары, и мечтаю о том, как отсюда выберусь. Распухшая вдвое нога периодически немеет, как будто долго сидела на корточках, надо бы её врачу показать. Наконец, к вечеру источники пустеют, и мы уезжаем едва ли не последние. В Термальном прощаемся, обнимаемся, обещаем друг друга не забывать, и Настя любезно довозит меня до самой Танькодиминой квартиры.


Камчатка Карымшина Тополовый Вилючинский
Таня и Ваня наверху


Диму провожаем на яхте на Курилы, Танька готовится к большому туру на Мутновку, Горелый, Дачные и Толбачик (с восхождением части группы на Острый Толбачик). Я лежу с распухшей, медленно синеющей ногой, которая не влезает в треккинговые ботинки. Машина на Усть-Камчатск уезжает без меня. Иду в травмпункт, где мне делают рентген, потом делают больно, потом хамят и напоследок советуют три дня лежать, подняв ногу вверх, и чем-то мазать. Сильный ушиб с повреждением мягких тканей, ничего серьёзного. Всё-таки отскочила от травмы, фух, ну а шрамы только украшают изящные женские ножки.


Камчатка Петропавловск Камчатский Мишенная
Чудные виды при подъёме на обзорную точку в городе

Лёжа выдерживаю только день. На следующий приезжают первые Танькины туристы, и вдруг она объявляет мне, что есть свободное место и меня берут на вожделенную Мутновку! «Вот и посмотрим, чья карма победит: твоя или группы», — прикалывается Танька. Ну да, предыдущие несколько попыток попасть на этот вулкан оборачивались всякоразными фиаско, а тут с доставкой до места на вахтовке, да ещё по-дружески бесплатно, только помогай с подготовкой и организацией огромной группы. Счастье есть.

Первую же туристку из Новосибирска, Маришку, прилетевшую на день раньше группы, решаю прогулять по городу, а то уже целые сутки сама никуда не выходила. Нога ругается, пухнет, но я не выдержу торчать в квартире по такой погоде. Город летним днём красив и гостеприимен, несмотря на карантинные закрытия всего и вся. Большинство кафе не работают, находим только какой-то грязный жуй-блюй около Морвокзала с уличной террасой, конскими ценами, неприветливыми официантами и почти пустым меню. Ну его нафиг! Отвожу гостью в старый добрый «Эмин», продающий еду навынос. Покупаем вкусный недорогой обед, идём в центр, на пляж, и трапезничаем на выброшенном волной бревне. Гуляем вокруг Никольской сопки, забираемся на Мишенную, пока погода шепчет, берём её в лоб, лесом, не по дорогам же ходить! На этой почве сдруживаемся — Камчатка дарит ещё одного классного человечка, а за ней и ещё нескольких. Начало потрясающему отпуску, в котором будет море вулканов, медведей, плавсредств и вкуснейших ягод, положено.

Камчатка Петропавловск Камчатский Мишенная